ПО СТРОЙТЕХНИКА
оборудование для строителей России с 1971 года

+7(499)265-0917, (499)265-0918, (499)265-0927, (800)301-0545 Сделать звонок

Бетон и фортификация

А.Вуколов - обозреватель.

Представить себе современное строительство без бетона невозможно, будь то возведение зданий или прокладка дорог. Бетон и железобетон - это основа нескольких отраслей строительства и машиностроения, ведь для его производства, транспортировки и применения необходима масса специализированного оборудования, машин и механизмов. Это, конечно, отдельная, очень серьёзная тема, и сегодня о "гражданском" использовании железобетона мы говорить не будем. В преддверии 70-и летия праздника Победы уместно будет коротко рассказать о другой стороне "жизни" этого материала.


Долговременные фортификации на протяжении веков были каменными или кирпичными, видоизменяясь по мере развития осадной техники, в первую очередь, артиллерии. Последний удар этому материалу нанесло появление фугасных снарядов, продолговатых и наполненных бризантным ВВ. Они обладали такой разрушительной силой, что существование кирпичных оборонительных сооружений потеряло всякий смысл: во время Гражданской войны в Америке форт Пуласки, принадлежавший южанам, артиллерия северян расковыряла за сутки. А перед этим его строили 20 лет.

Нужен был материал прочнее, и он был найден. Возможно, "найден" не совсем корректное определение, так как вопрос о применении бетона в Древнем Египте остаётся открытым. Смесь песка, гравия, воды и цемента (вот цемент был хорошо известен в Древнем Риме, это исторический факт) обладала при застывании нужной прочностью и вязкостью, чтобы противостоять новым снарядам.

Русские военные, тестируя новый материал для оборонительных сооружений, установили, что перекрытие толщиной в сажень (2 м 16 см.) надёжно держит снаряды, которые с лёгкостью пронизывали кирпичный свод, покрытый слоем грунта в 5 аршин (три с половиной метра).

Идея укреплять бетон металлическими элементами тоже не нова. Первый случай использования подобия арматуры в нашей стране зафиксирован при строительстве Царскосельского дворца - строители армировали железными стержнями бетонные перекрытия. Прочность железобетона такова, что он на долгие десятилетия стал основным материалом для строительства долговременных фортификационных сооружений; железобетон "царствовал" в этой области практически до того момента, как появление новых средств поражения сделало бессмысленной саму идею титанических фортификаций.

Но перед этим долговременные оборонительные сооружения спели свою лебединую песню. Крепость Верден в Лотарингии, бетонные перекрытия которой достигали 2,5 метров, стала одним из символов Первой мировой войны. Считается, что крепость выполнила свою задачу: о её бетонные капониры и казематы разбилась более чем миллионная волна германских войск. Стратегический план немецкого генштаба на 1916 год - одним кратковременным ударом вывести Францию из войны - был сорван. Следует сказать, что это сражение выиграла не крепость, но в первую очередь новые тактические приёмы, базирующиеся на применении новых видов техники. Чтобы перебросить к Вердену, который потерял к тому времени большинство фортов, подкрепление, французское командование использовало более 6000 автомобилей (в том числе парижские такси). Битву выиграл манёвр. Если бы не это, немцы добили бы Верден своими знаменитыми "сорокадвухсантиметровками".

Казалось бы, после таких примеров массивные долговременные фортификации должны были отойти в прошлое, но этого не произошло. Наоборот, идея отгородиться от противника "стеной" в межвоенный период стала очень популярна. Думается, что название линии Мажино слышал каждый. Это было царство бетона: цепь больших и малых фортов, соединённых подземными галереями (в некоторых имелись узкоколейные железнодорожные пути), в каждом форте имелись многоуровневые подземные помещения, казармы, электростанции, склады боеприпасов и имущества, многое другое. Пространство между фортами прикрывалось ДОТами. Большой форт мог иметь, кроме верхнего боевого, 7 поземных уровней. Количество войск, размещённых непосредственно на линии Мажино, составляло 300.000 человек. Как теперь всем известно, это чудо инженерной мысли 30-х годов прошлого века (пишем без кавычек - 5600 долговременных укреплений, 70 фортов, 500 артиллерийских и пехотных блоков, 500 казематов, многокилометровые подземные галереи и прочее из чего линия состояла, - стоят этого эпитета) немцы просто обошли. Теперь в некоторых галереях выращивают шампиньоны, а в наиболее "презентабельные" форты водят туристов.


Линия Маннергейма, более близкая нам, представляла собой в систему узлов сопротивления, основой которых были железобетонные ДОТы. Известные ДОТы-"миллионники" (стоимость каждого миллион финских марок) с фронта нашей артиллерией не пробивались вообще. Даже более старые доты первого периода постройки (1920-1937 гг.) имели железобетонные стены толщиной в 2 метра и перекрытия до 2-х метров. Правда, бетон этих последних был низкого качества, а жёсткое армирование было недостаточным. В ходе Зимней войны это послужило одной из причин прорыва линии укреплений. Как бы там ни было, линия Маннергейма свою роль сыграла - не будь её, дальнейшая судьба Финляндии могла сложиться иначе.
Немецкий "Атлантический вал", система долговременных и полевых укреплений на западе Европы, был данью традиционной германской гигантомании. Призванный защитить Рейх и его союзников от вторжения с Атлантики, он должен был протянуться более чем на 5 тысяч километров от Пиренеев до Северной Норвегии. На его сооружение отводилось 8 лет. К концу 1943 года было выполнено примерно 20% плана. Если "Атлантический вал" и задержал высадку союзных войск в Нормандии, то незначительно. Но, поскольку его бетонные доты и капониры, смотрят в море, а не врыты в землю, как на линии Мажино, то выглядят остатки Вала достаточно монументально.


Отдельно хочется сказать о немецких зенитных башнях - флактурмах - того же периода. Основное противовоздушное средство периода IIWW, зенитная артиллерия, имела серьёзный недостаток при обороне больших городов. Для эффективной работы зенитного орудия требуется круговой радиус обстрела и угол подъёма ствола не менее тридцати-сорока градусов. Таким образом, для полноценного размещения зенитной батареи требуется довольно обширное пустое пространство, сравнимое по площади с футбольным полем, которого в центре немецкого города с его средневековой застройкой просто не было. Батареи же, расположенные по границам города, не могли эффективно защитить его центр. Напрашивающееся решение - размещать орудия на крышах домов являлось не более чем паллиативом, т.к. по опыту предыдущей войны было известно, что на крыше можно расположить орудие калибром не свыше 37 мм.

Решение было найдено в зенитных башнях - мощных сооружениях из фортификационного железобетона сравнительно небольшой площади и высотой в несколько десятков метров. Толщина стен флактурма в основании составляла 2,5 м, сужаясь к артиллерийской платформе до 2 м.; толщина перекрытий составляла 3,5 м. Боевые башни несли несколько спаренных 128-мм орудий "главного калибра" и счетверённые и одинарные 37(35)-мм установки ближней обороны. На башнях управления располагались радиолокационные станции, прожекторные и звукоуловительные установки, а также оптические дальномеры.
Эти мощные сооружения до сих пор можно видеть, например, в Вене.
На протяжении ХХ столетия бетон применялся не только для строительства фортификационных сооружений. Гражданскому населению Европы, к сожалению, хорошо знакомо применение железобетона для строительства бомбо- и газоубежищ. Кроме того, из этого материала изготовлялись инженерные заграждения - надолбы и другие противотанковые и противодесантные изделия.


Уже в годы Второй мировой появились специальные средства для борьбы с бетонными фортификациями и убежищами - бетонобойные боеприпасы. Специальные противобункерные бомбы должны были по замыслу конструкторов проникать сквозь многометровый слой земли и бетона и взрываться внутри сооружений. Для усиления проникающей способности, некоторые из них даже оснащались ракетными ускорителями (британская "Дисней-бомба"). Однако точность таких боеприпасов оставляла желать лучшего (идея получила развитие в наше время с появлением новых систем наведения). Более эффективными против бункеров и убежищ были т.н. сейсмические бомбы - боеприпасы большой массы, способные вызвать взрывом локальные напряжения грунта, напоминающие сейсмические волны. Такие "мини-землетрясения" разрушали заглублённые бетонные сооружения, даже если бомба прямо в них не попадала. Конечно, для этого требовалось большое количество ВВ. Калибр таких бомб (Grand Slam) доходил почти до 10 тонн. Две такие бомбы пробили 7 м бетона и разорвались внутри защищённой базы подлодок на р. Везер в Германии. Сооружение было выведено из строя.
С появление корректируемых авиабомб и ракет, способных поражать точечные цели и проникать на глубину нескольких десятков метров, неэффективность использования бетонных бункеров старого типа стала очевидна. Известна трагическая история времён Войны в Заливе, когда две управляемые ракеты, пробив 2 м армированного бетона, детонировали внутри бомбоубежища в Амирии (Багдад), убив свыше четырёхсот человек...

В современных условиях то, что можно легко обнаружить, можно защищать сколь угодно толстым слоем бетона, а можно не защищать вообще. Разница будет только в расходе боеприпасов у противника. К сожалению, гарнизон уничтоженного ДОТа (или даже ЖБОТа, есть и такая аббревиатура) экономические трудности врага вряд ли воодушевят. Понятно, что ДОТ нужно маскировать, этим занимались с момента их возникновения, используя окружающую растительность, складки местности, деформирующую окраску и т.п. С появлением тепловизоров, носимых РЛС и других новейших средств обнаружения средства маскировки времён прошлой войны тоже перестали работать.


Современный ДОТ невидим, потому что полностью находится под поверхностью земли. Скрывающиеся или полускрытые огневые установки применялись и раньше, но УОС (универсальное огневое сооружение) "Горчак", пожалуй, выделяется из общего ряда.

"Горчак" разработан и изготовлен в 1996-м году. Его боевой модуль является полностью скрывающимся и несёт универсальный комплекс вооружения: пулемёты ПКМ (7,62 мм.) и НСВ-12,7; автоматический гранатомёт АГС-17, ПТУР ПТРК "Конкурс" или "Фагот". Таким образом, УОС может действовать не только против пехоты, но и против бронетанковой техники. Управление вооружением осуществляется дистанционно.

Заглубляемая часть сооружения собирается из стандартных железобетонных блоков. При необходимости передислокации легко демонтируется и перевозится автомобилями класса ЗиЛ-130 и на железнодорожных платформах. Поземные помещения состоят из наклонной потерны-входа, подземных казематов для личного состава, боеприпасов, вспомогательного оборудования - фильтровентиляционной установки, аккумуляторов и т.д. В общем УОС состоит из трёх основных бетонных модулей: потерны, основного сооружения и боевого каземата.

Итак, "боевой путь" бетона продолжается, хотя и не в масштабах середины прошлого века. Было бы гораздо приятнее, если бы этот путь закончился, но, к сожалению, это не так. Но в любом случае как материал для оборонительных сооружений бетон никого не убил; наоборот, он спасал жизни. И всё-таки приятнее писать о "мирной профессии" бетона, который продолжает оставаться одним из самых востребованных строительных материалов. Мы постараемся продолжить рассказ о бетоне и обо всём, что применяется для его изготовления, именно в этом ключе.


<< Строительство оборонительных сооружений в период ВОВ | Обеспечение работоспособности гидросистем мобильных строительно-дорожных машин >>


На главную Архив: раздел специалиста строителя


Соpуright ПО «Стройтехника» Копирование материалов сайта запрещено. См. Раздел о защите авторских прав, условиях использования ресурса и сотрудничества.